История на ночь

Осень за полярным кругом, прекрасна и удивительна. Яркие краски, покой и тишина. Этот год, в отличие от многих предыдущих выдался теплым, но безъягодным. Удивительно мало в окрестностях Нильмы было черники и брусники, совсем не уродилась морошка.Голодно. А скоро придут холода, и медведям пора ложиться в спячку.

Я часто бываю на Белом море осенью. Разные дела тянут меня сюда год от года. Так и нынешний октябрь не стал исключением.

«Медведей много. Аккуратнее в лесу и на островах!» — сразу, при встрече, предупредил Михаил — директор нашего туристического центра.

И впрямь, следы мишек были повсюду, там где я раньше и не встречал их никогда. Задиры на деревьях, лежки, кучи свежего помета. Особенно активно косолапые исследовали острова.

Там ягод было чуть больше чем в лесу, а плавать они умеют неплохо. Однажды мы ныряли у Лудушки (небольшого островка без растительности), недалеко от острова Кастьян, а в это время мишка оставил нам подарочек в виде здоровенной кучи, на месте нашей обычной обеденной стоянки, и когда мы туда приплыли, то сильно удивились, что не нашли его где-нибудь на чердаке рыбацкой избушки. Куча, как говорится, еще дымилась.

Вообще, медведи в Карелии стараются с людьми не пересекаться. Слишком долго у них отбивали охоту знакомиться с нами и уж тем более нападать.

Так-то конечно медведь не откажется от мяса, но охотиться не любит, слишком много сил надо на это тратить. Проще ягоды собирать, которых обычно в избытке или можно полакомиться случайной падалью, мертвым тюленем например. Однако кто знает, как поведет себя хозяин леса если случайно столкнуться с ним нос к носу. Медведи — звери асоциальные. Не любят когда их кто-то тревожит, будь то другой медведь, или к примеру человек. Вот и ходим мы по лесу в это время с разными пугалками, ракетницами и факелами химическими.

Когда туристический сезон закончился, народ начал разъезжаться. Сотрудники потянулись в отпуска. Я остался на базе практически один. В этот день мы закончили нырять под воду с моим бразильским товарищем. Вернулись на базу. Нужно было собираться домой. Остаток дня выдался напряженным, много беготни и разной бумажной работы. Совсем забыл собрать свое подводное снаряжение. Вспомнил про него уже затемно.

На пирс идти недалеко, метров триста, может четыреста по дощатой дорожке, проложенной между островками, среди невысокого кустарника. «Вижу я в темноте очень хорошо, сбегаю быстренько» — решил я и отправился на пирс. Территория центра освещается фонарями, но как только я вышел за пределы, то сразу понял, что тучи на небе закрыли луну и звезды, а там, в лесу, очень темно. Глаза постепенно привыкли к черноте, и я стал различать светлый дощатый помост. Решив назад за фонарем не возвращаться я неспешно побрел вперед. И почти сразу, густыми струйками черного дыма, в голову полезли разные нехорошие мысли. Я почти физически начал ощущать, как страх протянул свои тоненькие, холодные пальчики к моему горлу. Сразу же пришли мысли о голодных медведях, слоняющихся по окрестностям. В этот самый момент я дошел до небольшого проливчика между островками. Вода затопила мостки. Прилив был в разгаре. И как только я ступил в воду, то тут же все вокруг осветило голубоватое сияние планктона. Я словно попал в фильм «Аватар». Каждый шаг давал вспышку неонового пламени. Разбегающиеся от ног волны искрились и сияли мириадами звезд. Это немного отвлекло от дурных мыслей, захотелось побегать по воде, полюбоваться красотой. Наигравшись я побрел дальше. «Ну вот ведь еще всего час назад сияла луна, и было светло. Зачем все эти тучи?» — заскрипел внутренний голос.

И снова ужас пополз в душу. Стали появляться совсем уж странные мысли: невероятные чудовища, люди-оборотни… Древние страхи человека, сидящие глубоко внутри, полезли наружу. Захотелось как-то себя обозначить, насвистывать или напевать что-нибудь. Говорят, звери не любят шума и криков, и уходят подальше. Так я брел в темноте к конечному островку, где и находился причал, лодки, снаряжение, небольшие балки для переодевания, а в море стояли вольеры с белухами. Одолеваемый мрачными думами я добрался до пирса. Стало как-то спокойнее, кругом вода. Но лес был совсем рядом, рукой подать, а база с фонариками уже практически и не видна. «Почему же я не взял с собой файер?» — спрашивал я себя в который раз. Неспешно разобрал свой акваланг, снял с баллона регуляторы и жилет компенсатор плавучести. Разглядел на скамейке ласты. Взял одну, подошел к краю пирса, поболтал ластой в воде, заиграли веселые голубоватые огоньки. Захотелось поплавать и понырять, как часто мы делаем это осенью. Без фонарей, чтобы видеть переливающееся неоном море вокруг себя. Зрелище это всегда незабываемое и грандиозное, особенно в безоблачную ночь. Звезды снизу, сверху, всюду вокруг. Пора обратно. Надо собирать снаряжение и топать на базу. Я подошел к скамейке и взял в руки регуляторы, чтобы повесить на шею, так удобнее нести. Пффффффф. Громкий выдох слева не сильно меня удивил. «Киты в вольере» — подумалось мне, и в голове родилась внутренняя улыбка. Дыхание повторилось. Настороженный внутренний голос сообщил, что это дыхание совсем не похоже на дыхание белухи: послабее и не слева, а где-то сзади. Абсолютно точно, что вольеры расположены левее и дальше, а вздохи сзади и гораздо ближе. Я повернулся и начал всматриваться в темноту. Границу моря и леса я видел, но смутно и без каких-либо деталей. Снова раздалось сопение, совсем рядом, кто-то шумно принюхивался. Это уже совсем не было похоже на дыхание, животное втягивало воздух, нюхало, видимо пытаясь понять, кто этот ночной гость на пирсе. Я замер: «Что делать если это медведь? Прыгать в воду? Бежать к балкам? Да и где он, почему же я его не вижу, хотя слышу совсем рядом?» Мысли неслись со скоростью поезда. Глаза напряженно обыскивали черноту. Где ты? Где же ты? Я на пирсе. Нас разделяет несколько метров воды. Потом небольшой луг и лес. Судя по звуку ты должен быть где-то у воды. Незначительное движение прямо у ног заставило меня перевести внимание на воду. В метре от меня, высунувшись по пояс из воды торчал тюлень. Он снова принюхался, шумно втягивая воздух. «Вот ведь гаденыш! Как же ты меня напугал!» — облегчение вместе с озорной, шуточной злостью сменили напряжение и страх. Я замахнулся на него ластой и вслух произнес: «Вот ты дурак толстомордый!» Тюлень нырнул под воду. Улыбаясь я пошагал обратно, к свету фонариков и чаю с пирожками. А через два часа тучи разошлись и пришло сияние.

Текст и фото: Константин Новиков

История на ночь: Один комментарий

Комментарии запрещены.