Памир — «Крыша мира»

С древних времен через Памир проходили караванные тропы, соединяющие Китай и Европу. По преданию, дошел до Памира и Александр Македонский, и многие жители Памира считают себя потомками его воинов. Эти же путями прошли искатель буддийских рукописей и ученый китаец Сюань Цзан, венецианский купец и путешественник Марко Поло, португальский католический миссионер Бенедикт Гоэш. Перед взорами мыслителей и купцов, путешественников и миссионеров, побывавших здесь много веков назад, представала точно такая же картина, что существует и сейчас: те же горы, не изменившиеся с тех далеких пор; слепящие днем и мерцающие лунными ночами ледники окружающих хребтов; опаленные неистовым солнцем камни; почти фиолетовое небо; бриллиантовая россыпь мириад сияющих звезд на ночном небосводе во главе с Млечным путем, до которого, кажется, можно рукой дотянуться; чудовищные осыпи, так же преграждающие путь людям, лошадям, караванам, а сейчас – и машинам; развалины древних крепостей огнепоклонников- сияхпушей, запиравших входы и выходы в узких ущельях над непроходимым бешеным Пянджем.

Легенды придали Памиру таинственность. Некоторые мыслители помещали здесь центр древнейшей цивилизации. Другие считали его обиталищем «снежного человека».

Памир «соблазнил» меня давно: более тридцати лет назад я побывала там впервые — ездила памирскому тракту на грузовых автомобилях, работала с геологами на месторождениях — маркировала керн, ходила в маршруты, лазала с геофизиками — «гагарщиками» по сыпучим склонам памирских гор, наслаждалась солнцем, звездами, стремительной рекой Мургаб, ледяные воды которой испробовала впервые в жизни.
Памир зовет меня и ныне. Иначе как бы я опять там оказалась спустя тридцать три года? В составе группы фотографов я проехала по Памирскому тракту более 2000 км: от Оша, солнечного и яркого города, через киргизский поселок Сары-Таш. Мы пересекли две границы – киргизскую и таджикскую, и дальше, дальше через таджикские кишлаки с киргизским населением Каракуль, Ранкуль, через Мургаб, Аличур, Булункуль, Лянгар, Ишкашим, в Хороге «закрутили» петлю на Мургаб и вернулись обратно в Ош. Мой нынешний рассказ – именно об этом путешествии.

Мы стартуем из Оша – главного города юга Киргизии и второго по величине в стране. Город расположен на востоке Ферганской долины, вблизи отрогов Алайского хребта, на высоте более 1000 м над уровнем моря, раскинувшемся вокруг горы Сулеймана – Тахти-Сулейман («Трон Соломона»).

Ош – один из древнейших городов Средней Азии, однако, точный возраст его неизвестен. По очень популярной легенде, древнеизраильский царь Соломон (Сулейман) привёл сюда своё войско. При этом впереди гнали пару волов с плугом. И когда волы дошли до знаменитой теперь горы, царь сказал: «Хош!» («Довольно!»). Отсюда и произошло название построенного потом города. Ош был крупным торговым центром на Великом шёлковом пути и славился своими базарами и караван-сараями.

Алайская Долина.

После перевала Талдык дорога спускается в Алайскую долину к посёлку Сары -Таш. Бесчисленные стада овец перемещаются этим путем в Алайскую долину весной, а осенью обратно. Ещё Марко Поло писал об Алайской долине, как месте тучных пастбищ, где самая худая скотина разжиреет в десять дней.
Алайская долина — межгорная впадина, отделяющая Памир (на юге) от Гиссаро-Алая (на севере), протянувшаяся с запада на восток на 150 км между Алайским и Заалайским хребтами, спускающимися в долину мягкими травянистыми отрогами. Ширина Алайской долины от 8 до 25 км, площадь около 1700 кв. км.

Cлово «Алай» в джагатайско-турецком языке обозначает табун, стаю, толпу, а также полк, строй, отряд или батальон. Перевод этого слова — «рай» — так обильны и сочны здесь пастбища. И еще говорят, что «ал ай!» — значит «держи месяц!», то есть торопись, летние месяцы коротки в этой высокогорной долине!
Потрясающим, невероятным зрелищем предстает вздымающаяся над долиной заснеженная до самого основания громада Заалайского хребта, возвышающегося на 3000 — 3500 метров и мельчайшие складочки на ледниках и снежниках которого видны в чистом и прозрачном воздухе:

В разное время суток освещённость Заалайского хребта и отходящих от него отрогов постоянно меняется, переливаясь бесконечным множеством оттенков. Громадное синее небо над этой вечностью, или абсолютно чистое, или заполненное стайками облаков, белоснежных днём и пылающих на закате и восходе, вдыхает в эту мощную и неподвижную красоту динамику жизни.
Петляя между отрогами Алайского хребта, устланными зеленым плюшем молодой травы, дорога уводит нас все дальше и дальше в долину.

Наш путь лежит в глубину Заалайского хребта, где расположено небольшое очень красивое озеро, называемое Тульпар. Достаточно долго петляя по местной грунтовой дороге, то спускаясь, по вновь набирая высоту, преодолевая небольшие речушки, попадая из света в тень, мы доехали, наконец, до чуда:

Несколько небольших озер, спрятавшихся друг от друга каждое в своей ложбинке, по очереди доверяли нам свои тайны.

Лишь 10 минут длилось это чудо закатной феерии, после чего солнце спрятало за склоном горы свой последний лучик – и все потухло. И только пик Ленина еще несколько минут гордо заявлял о своем присутствии, сияя розовеющей белизной склона над вмиг потемневшими горами.

Пещеры и легенды Рангкульской котловины.

К пещерам и легендам Рангкульской котловины ведет тернистая дорога через две границы – киргизскую и таджикскую, по живописному ущелью через красивейший перевал — Кызыл-Арт в Заалайском хребте. Высота перевала- 4280 м над уровнем моря.

Спустившись с перевала, вскоре мы прибываем на крайний восток Центрального Памира, называемый Сары-кол, что означает «Желтая рука», где в обширной бессточной котловине на высоте 3745 метров располагаются два озера — Ранг-куль и Шор-куль, являющие собой одну из загадок Памира. Соединенные узкой протокой, они образуют пережимающуюся полосу водной глади длиной около 20 километров. В одном озере вода пресная, а в другом — соленая. Это и есть основная загадка озер.

Цвет озер меняется в течение дня от бирюзово-голубого до сине- фиолетового. Вероятно, отсюда и происходит название Ранг-куля, в переводе с таджикского означает «разноцветное озеро» или «озеро красок». Берега озера местами заболочены. Может быть, поэтому существует и другая интерпретация названия: от киргизского «ранг» — «осока» и «куль» — «озеро».

С севера Рангкульскую котловину прикрывает группа невысоких сглаженных сопок и хребет Тузгуны-Терескей. С юга подступает вереница высоких гребневидных скал. Высокие скалы, покоренные горными баранами архарами, многие годы оставались неприступными для человека.

Здесь, в Рангкульской котловине, находится знаменитая пещера «Мата-таш», первое сообщение о которой появилось в конце XIX века в ташкентской газете «Туркестанские ведомости». Суть легенды, приведенной в статье, заключается в следующем: триста лет назад вдоль озера Ранг-куль двигался караван с сокровищами. Внезапно выпавший снег остановил движение каравана. Путники спрятали сокровища в пещере высоко в скале, а сами укрылись в другой пещере, где вскоре погибли от холода и голода. Пещера, в которую спрятали сокровища — на верху скалы в труднодоступном месте. Чтобы забраться туда, путниками был найден оригинальный способ: лошадей разрезали на куски и куски мяса прикладывали к склону скалы. Куски в стужу примерзали к камню и, таким образом, получилась лестница, по которой удалось забраться в пещеру и оставить в ней сокровища. С наступлением весны куски мяса оттаяли и упали, сделав пещеру недосягаемой, оберегая вверенные ей богатства.

В начале ХХ века были предприняты многочисленные попытки проникнуть в эту пещеру, не увенчавшиеся успехом: одни возвращались, увидев на полпути какого-то «сидящего человека», другие – страшного «черного зверя». В пятидесятых годах еще несколько групп безрезультатно пытались добраться до пещеры, и лишь весной 1958 года Мата-таш уступила натиску альпинистов Ленинградского университета. Ничего необычного в пещере обнаружено не было. Сувениром, благополучно доставленным вниз, послужило найденное в пещере орлиное яйцо.

Колыбель человечества.

Ни много, ни мало, а существует гипотеза, что Памир является родиной всего человечества! На основании историко-лингвистических исследований многие крупнейшие индологи и иранисты прошлого были склонны рассматривать Памир как колыбель всех индоевропейских народов.
Изучая тексты многих ученых, философов и поэтов древности, немецкий ученый Карл Риттер предположил, что Памир является родиной всего человечества. Возникла гипотеза о наличии единого очага мировой культуры, откуда эта пракультура волнообразно распространялась на другие части земного шара.
Кроме этого, существует и еще одна красивая легенда про красивых людей – горных таджиков, называемых памирцами. Все путешественники прошлого обращали внимание на то, что многих населяющих Памир горных таджиков можно принять за переодетых крестьян средней полосы России: у них ярко выраженная европейская внешность — округлые, мягкие черты довольно широкого лица, окладистые густые бороды, часто встречаются светло-серые или голубые глаза, русые или рыжеватые волосы. Нашли этому и объяснение — памирцы являются потомками воинов Александра Македонского, которые отстали во время военного похода.

Легенды памирских озер, Аличурская долина.

Мы продолжаем наше путешествие среди величественной природы на громадных высотах Восточного, в этих мест называемого иначе — Большого Памира. Для этой местности характерны резкие перепады температуры — как сезонной, так и суточной. На собственной «шкуре» я почувствовала, насколько различается температура на солнце и в тени. Много земли охвачено вечной мерзлотой, летом подтаивающей на солнце — вот почему луга Восточного Памира выглядят как кочковатая болотистая тундра.

Мы движемся по Аличурской долине, будто проглаженной гигантским утюгом, которая «ровна, и чиста и гладка, словно тихое море, в котором плавают все эти горы» — так про нее еще в 1931 написал году написал геолог Павел Лукницкий…

Первым европейцем-исследователем, в 1878 году достигшим Аличурской долины, был русский ученый Н. А. Северцов. Первым геологом, описавшим эту долину в своем дневнике, был Д. Л. Иванов, посетивший ее в 1883 году. Уже первые исследователи Памира назвали его «страной древнего оледенения», но было ясно: хотя Памир никогда не был покрыт сплошным ледяным щитом, по его горам простирались колоссальные ледяные потоки, разделенные хребтами и гребнями, не затянутыми льдом. Двигаясь очень медленно, гигантские ледники постепенно расширяли свои долины. В числе таких исполинских ледяных потоков был и Аличурский ледник — его «тело» пятикилометровой ширины протянулось на восемьдесят километров в длину. Он буквально «пропахал», «проутюжил» себе то огромное ложе, которое впоследствии стало Аличурской долиной.

Горные хребты Восточного Памира, убереженные древними ледниками от разрушения, потому и кажутся человеку невысокими, что всего на один-два километра возвышаются над широкими и плоскими долинами. Эти горные хребты с пологими склонами сглажены краями ледников. Вот почему здесь забываешь о той огромной абсолютной высоте, на которой находишься, и о которой напоминает лишь одышка при ходьбе да учащенное сердцебиение.

С востока на запад между хребтами Базар-Дара и Южно-Аличурским тянется Аличурская долина. Тоненькой ниточкой текущая по ней река Аличур, принимающая в себя воды многочисленных речушек, сбегающих ручейками по ущельям с горных хребтов, вливается в озеро Яшиль-Куль, дающее исток мощному Гунту.
На сегодня у нас запланирована встреча с несколькими озерами. Первым на очереди оказалось священное озеро Ак-Балык, что означает «Белая рыба». Как я ни вглядывалась в чистейшие прозрачные воды озера, ни одной рыбешки так и не увидала: редкому человеку она повстречается, и тот, кто ее увидит – счастливый человек! Да и водится ли на самом деле в этом озере рыба?

Яшиль-куль.

Чем дальше мы движемся на запад, тем беднее и пустыннее становится долина: зелень постепенно исчезает, а долина превращается в царство желто-охристых песков и камней: мы прибыли к озеру Яшиль-куль.

Будто ярко-синяя лазурь, имеющаяся только на Памире, растворена в воде: таким синим огнем пылает вода озера.

Озеро расположено в Аличурской долине — в центре Восточного Памира на высоте 3734 м. Площадь озера 36,1 кв.км. Протяженность 18,6 км. Глубина до 50 м. По форме озеро напоминает аждара – дракона. Температура воды не бывает выше +14 градусов.

Яшиль-куль дословно переводится как «Озеро зеленого дракона». Предполагается, что озеро образовалось в результате завала, произошедшего до XIII века и перегородившего реку. Вода, не торопясь, переливается через южный край завала, давая начало реке Гунт, через 200 км впадающей в реку Пяндж. С Яшиль-кулем связано немало преданий и мифов. Самая древняя из них – легенда об огромном животном, называемым местным населением Тюя-Су, что означает «водяной верблюд»: существе с головой змеи и туловищем верблюда, живущем в озере и изредка появляющемся на его поверхности.

Булун-куль.

Недалеко от Яшиль-куля расположено озеро Булун-куль, соединенное с первым узкой протокой, но по размерам меньше его. Когда-то очень давно на Булун-куле впервые на Памире был организован рыбный промысел. Район Булун-Куля называют «полюсом холода» на Памире.

Первые реальные сведения об озерах Памира сообщают летописи китайских пилигримов, самое точное из которых дает Сюань-Цзан: «… Посреди долины Па-Ми-Ло лежит большое озеро драконов… Воды в нем чисты и прозрачны, как зеркало, глубина неизмерима. Цвет воды темно-синий, на вкус вода пресная и приятная, в глубинах вод водятся акулы, драконы, крокодилы и черепахи, на поверхности плавают дикие утки и гуси, журавли…».

О каком озере рассказывает Сюань-Цзан? Может быть, это Яшиль-куль? А, может быть, Булун-куль? Может быть, это какое-то иное неведомое нам озеро, давно уже не существующее?

Насладившись красотой озер, расположенных в Аличурской долине, расставшись с раздолбанным асфальтом Памирского тракта километрах в двухстах за Аличуром, мы свернули налево на совсем плохонькую песчано-каменистую дорогу — это южный отворот Памирского тракта, связывающий кишлаки Аличур и Лянгар. Мы движемся по настоящей полноценной пустыне: воды нет, растительности нет, жизни нет. Да и не мудрено: бесснежными зимами здесь стоят трескучие морозы до минус 40°С, да и летом – не лучше: испепеляющая жара днем и отрицательная температура ночью.

Как-то незаметно, зрительно неощутимо преодолев перевал Харгуш (4344 м), постепенно дорога нас привела к реке Памир, на всем своем протяжении являющейся границей между Таджикистаном и Афганистаном.

На той стороне реки Памир – Афганистан: ни одной машины, ни одного дома, ни одной дороги – лишь несколько троп вдоль реки, ответвления которых теряются в горах. Правда, однажды нам повстречались два всадника, подтвердив, что на ТА сторона все же обитаема.

Насколько обитаема НАША сторона – вопрос не простой: мы не встретили по дороге ни одной машины, никто нас и не обгонял. Лишь однажды навстречу нам попались два путника, идущих в противоположном направлении, да стадо баранов, сопровождаемое насквозь пропыленными пастухами с обветренными и выдубленными безжалостным высокогорным солнцем лицами, прошло в поисках далеких сытных пастбищ. Чем питались эти бараны по пути? Ведь лишь по берегам горных рек выживает трава да невысокие кустики…

А мы продолжаем свой путь теперь уже по Ваханской долине вдоль реки Памир, проложившей себе русло у подножия хребтов: Южно-Аличурского на севере и Ваханского на юге.

Ваханская долина.

Одно из самых удаленных от моря мест на Земле — Ваханская долина. Регионы, не имеющие выходов к какому бы то ни было морю, да еще и труднодоступные сухопутными дорогами, дольше сохраняют свою самобытную культуру: морскими путями, при их наличии, помимо различных грузов, в регион проникает цивилизация, нанося порой непоправимый ущерб существующему здесь своеобразию. С экономической точки зрения такие удаленные от моря регионы можно считать отсталыми, но для путешественников они наиболее интересны. В Азии таких стран не много. Среди них – Таджикистан, который можно считать еще и самой континентальной, а в самом Таджикистане Ваханская долина — одно из континентальных мест на Земле.

Гиндукуш.

По мере нашего продвижения на юго-запад вдоль реки Памир из-за Ваханского хребта, высокой зазубренной стеной возвышающегося на афганской стороне, начинают сначала робко выглядывать заснеженные вершины другого горного хребта, постепенно «расправляющего свои плечи»: во всей красе перед нами предстала одна из высочайших горных систем Азии на стыке Памира, Каракорума и Гималаев, называемая Гиндукуш. Гиндукуш (Hindu Kush) означает «индийские горы», в нем насчитывается более 20 семитысячников. Именно благодаря удаленности от цивилизованного мира и труднодоступности Гиндукуш сохранил невероятную завораживающую природную красоту, не тронутую человеческой деятельностью.

Проводив закатное солнце, осветившее вершины великих гор в прорехи между свинцовыми тучами, мы продолжили свой путь вперед, повторяя многочисленные изгибы горной дороги. Ни одного огонька, ни одного кишлака, ни одной машины…Кругом кромешная темнота, из которой фары машины выхватывали только небольшую часть освещенной дороги, погружая в абсолютную черноту окружающий нас мир. Отвесная стена горного хребта справа, на крутом склоне которого человеком отвоевана небольшая территория под дорогу, вырисовывалась не ясным силуэтом… Об обрывистом ущелье слева, на дне которого бурлит горная река, шум которой даже и не доносится сюда до нас, думать совсем не хотелось. Сложно сказать, как долго или как много мы проехали после заката солнца: в отсутствии зрительных ориентиров пропадает ощущение пространства, расстояния…

Но вдруг далеко впереди стали мерцать огоньки – это был свет от кишлака, раскинувшегося на склоне горы. Вскоре машины уже петляли по крутому серпантину, который и был улицами этого поселения, среди пирамидальных тополей, среди высоких каменных заборов, за которыми в своих домах уже давно спали жители. Поворот за поворотом мы спускались все вниз, и вниз, и вниз…почти к самой реке. Наконец, наша машина въехала в открытые ворота двора, скрипнула тормозами, и, подняв облако пыли, остановилась… Мы прибыли в кишлак Лянгар.

Лянгар_Ваханский коридор.

Поутру, лишь открыв глаза, сразу стало понятно, что вокруг нас — другой Памир: высоченные свечки пирамидальных тополей, соревнующихся кто быстрее дотянется до неба, непроходимые колючие заросли цветущего шиповника, квадратики полей, зеленеющих радостными молодыми всходами… Мы – на Южном Памире, и здесь есть жизнь!

Кишлак Лянгар, расположенный на высоте 3000 метров над уровнем моря, замыкает таджикскую часть Ваханской долины. Окружающие кишлак на востоке, западе и юге Шах-Даринский и Ваханский хребты и Гиндукуш, пяти- и шеститысячные пики которых во все времена покрыты вечными снегами, создают эффект аэродинамической трубы – здесь всегда ветрено.

У кишлака Лянгар берет начало могучая река Пяндж, образованная слиянием двух рек: таджикско-афганского Памира, несущего в своем бешеном течении чистейше-прозрачные воды бирюзового цвета, и афганского Вахана.

Поднявшись на рассвете на склон горы над кишлаком, мы были ослеплены яркостью взошедшего солнца, залившего светом Ваханскую долину. Сквозь дымку утреннего тумана угадывались силуэты Ваханского хребта и Гиндукуша, между которыми проложила себе дорогу прибегающая сюда издалека река Вахан, ласково здесь называемая Ваханкой.

В первом тысячелетии нашей эры через Лянгар пролегал Великий шелковый путь. Этот факт нашел отражение в названии кишлака — «лянгар» означает «привал»: здесь отдыхали караваны, любуясь вечной красотой Памира. Эти места расположены на территории, связанной с еще одной историей – историей появления так называемого Ваханского коридора.

На политических картах «Ваханский коридор» возник в 1895 году как буфер между Российской империей и британскими владениями в Индии. Фактически, это узкая полоска территории Афганистана, соединяющая Афганистан и Китай и частично проходящая через территорию Таджикистана: ширина коридора в узкой части менее 20 км, длина — более 200 км.

Территорию Ваханского коридора нельзя назвать райским местечком: горы Памира достигают здесь наибольшей высоты, зимы — суровые и длинные с температурой воздуха до минус 35°С, лето – засушливое и нестерпимо жаркое. Но, несмотря на это, с далеких исторических времен коридор использовался в качестве торгового маршрута между Бадахшаном (Афганистан) и Яркендом (Китай). Известен тот факт, что в 1271 году именно здесь шел итальянский купец и путешественник Марко Поло.

Ишкашим_Мургаб.

Вся дорога от Ишкашима до Хорога проходит вдоль Пянжда, являющемся границей между Афганистаном и Таджикистаном. На том берегу реки люди живут своей размеренной жизнью — дома, огороды, коровы, ишаки, лошади, автомобили. Чтобы перемещаться между поселениями, когда-то на афганской стороне в скалах были сооружены овринги — колья арчи, вбитые в скальные расщелины. Если сверху уложить камни и присыпать землей — это уже считалось отличной тропой: там мог пройти ишак, несущий поклажу. А сейчас у гор отвоевана часть склона и проложены тропы и дороги, позволяющие перемещаться на лошадях, а порой — и на автомобилях…

Продолжив свой путь по Западному Памирскому тракту, построенному в 1940г., можно добраться до Душанбе. Мы же в нашем путешествии в Хороге поворачиваем обратно в Ош, но проедем по основной трассе Памирского тракта, пролегающей в долине реки Гунт. Здесь, в долине Гунта, стремительно несущей свои воды ярко-бирюзового цвета, природа наслаждается жизнью: благоденствуют деревья, цветут кустарники, зеленеют поля. По обоим берегам реки мы видим многочисленные кишлаки, находящиеся друг от друга, практически, в шаговой доступности.

По мере отдаления Памирского тракта от долины реки Гунт картина постепенно меняется: на смену деревьям приходят небольшие кустарнички, а затем и они исчезают: мы оказываемся среди высокогорной каменистой пустыни, достигающей своего апогея при въезде в Мургабский район.

Недалеко от Мургаба мы застали совершенно фантастический закат. Перевалив через небольшой перевал, мы вынырнули из зоны ветров, облаков и снега. Перед нами расстилалась долина реки Мургаб, окруженная со всех сторон горами, и всю эту красоту «укутали» пуховые облака, в прорехи которых виднелось ярко-синее небо, и иногда выглядывало предзакатное солнце, освещая остроконечные вершины гор. Под быстро плывущими облаками картинка все время менялась, открывая одни вершины гор и пряча другие. Перед тем, как окончательно закатиться, солнце на несколько минут выглянуло из-под перинки облаков, одаривая всех своим последним лучом, и спряталось. Но отблески его сияния еще долго нас не отпускали.

«Черное» озеро Кара-Куль.

Много чудесных озер на Памире. Одни из них привлекают своими легендами о драконах, до сих пор обитающих в них, из других исходят загадочные звуки, похожие на стук, третьи избрали для своего отдыха свободолюбивые пари – прекрасные горные духи. Но есть озеро, тайны которого так же притягательны, как и его красота. Это озеро Кара-Куль – «Черное» озеро.

Вечно заснеженные вершины гор, окружающих Кара-Куль, отражаются в его сине-бирюзовых водах. Так почему же озеро назвали «черным»? Может быть, потому, что летом при сильном ветре вода настолько темнеет, что кажется черной по сравнению с сияющими белизной горами? А может быть, от того, что, согласно древней легенде, когда-то внезапно хлынувшая из озера вода затопила расположенный на его берегу кишлак со всеми его обитателями?..

Кара-Куль — самое крупное ледниково-тектоническое озеро, расположенное в Восточном Памире на высоте около 4000 м. Его площадь без островов 380 кв. км, а максимальная глубина — около 240 м. В Кара-Куль впадает несколько небольших речек, но не вытекает ни одной, что превращает озеро в бессточное. Вода в нём горько-солёная, прозрачная и синяя. Озеро почти безжизненное.

Особенностью Каракуля является то, что его берега на значительном протяжении покоятся на льду. Лёд есть и на дне озера, он постепенно тает, и размеры озера увеличиваются. У ученых до сих пор нет единого мнения о происхождении этого льда: одни считают, что это остатки древних ледников, другие объясняют это явление остатками ледяного щита, заполнявшего котловину в ледниковый период, третьи предполагают, что лед образовался недавно.

Еще одной особенностью Кара-Куля является то, что в нем, практически, нет рыбы. Правда, в советские времена в озере пытались ее развести, но попытка не удалась – промысловой рыбы в озере по-прежнему нет, а мальки, которых биологи запускали в это озеро, погибли. Но на мелководье я отчетливо видела крошечных рыбешек, по размеру похожих на мальков. Местные жители говорят, что это и есть РЫБА.
Про озеро рассказывают много всяческих историй про то, что до сих пор в нем живут драконы, которых иногда можно видеть плавающими по поверхности. Живущие в одноименном кишлаке киргизы верят, что внутри озера живет летающий конь Тулпар, который похищает одиноких молодых жеребят, пасущихся у его берегов. Кроме того, говорят, будто в озере живет русалка, утаскивающая под воду купальщиков… Хотя, какие тут могут быть купальщики? Захочешь поплавать – и не получится: местные жители утверждают, что вода в озере настолько плотная, что выталкивает человека наверх, не дает ему погрузиться. Да и не очень-то поплаваешь здесь: как и обычно, не удержавшись от колдовства воды, я окунулась в озеро, но тут же вылетела оттуда на «второй космической» скорости, получив общую анастезию организма от его ледяных вод. И под воду меня никто не утащил, может быть, потому, что я тогда про русалку ничего не знала?

Каракульская котловина величественна и пустынна, она усиливает ощущение одиночества и отчужденности озера. После захода солнца быстро наступает ночь, и над головой открывается бездонное небо с мириадами загадочных миров.

Завтра нам предстоит длинный путь: ранним утром сев в машины в кишлаке Каракуль, к вечеру в Оше мы завершим свое путешествие по Памирскому тракту.

Памир – «Крыша мира»

Визуально Памир можно разделить на две части – западную и восточную: их климат, ландшафт, природа и животный мир очень сильно отличаются друг от друга.
Западный Памир чрезвычайно живописен своими крутыми горами и невероятно глубокими ущельями. Долины между хребтами гор бывают настолько узки и скрыты отвесными скалами, что солнце лишь заглядывает туда ненадолго. Пики гор покрыты вечными льдами. Здесь расположены самые высокие семитысячники бывшего СССР – пик Самани (бывший пик Коммунизма), пик Корженевской, пик Независимости (бывший пик Революции).

Восточный Памир похож на Тибет — это пустыня, расположенная на высоте 3500-4500 метров. Горы здесь не высоки, их склоны — пологи, долины — широки, неторопливые реки – маловодны, а озера в котловинах – часто солены. Из-за климата все выглядит как инопланетный пейзаж: днем — жара, а ночью — заморозки. Зимой мороз достигает минус 60°С. Восточный Памир – одно из самых сухих мест на Земле. Снег выпадает, но земли не достигает: испаряется на лету. Так же исчезает в воздухе дождь. Плодородной почвы очень мало, зато много земли, охваченной вечной мерзлотой.

Памир расположен на стыке самых высоких в мире горных систем: Гиндукуша и Каракорума на юго-западе, хребтами Гиссаро-Алая на севере и Куэньлунем на востоке. Именно поэтому Марко Поло, побывавший здесь в 13 веке, и назвал его «крышей мира»!

Текст и фотографии: Галина Горшенина